Категории

контроль за сделками, в которых участвуют дети, необходим

7 минут на чтение

Народное мнение: контроль за сделками, в которых участвуют дети, необходим

 

Дата: 17 июня 2013 | www.metrinfo.ru

Многие люди меняют жилье ради благополучия детей. Например, стараются переехать в квартиру бОльшей площади, чтобы у ребенка была своя комната, выбирают районы, где лучше экология, есть хорошие школы, секции и т.д. Однако зачастую у родителей возникают проблемы, когда им приходится получать разрешение на сделку от органов опеки и попечительства.

Согласие органов опеки обязательно, если ребенок владеет долей в квартире или, возможно, является собственником всей жилплощади.

Если дети только зарегистрированы в квартире и не обладают правом собственности на квадратные метры, а жилье принадлежат их родителям, то в этом случае получать разрешение не нужно. Правда, тут есть некоторые исключения. В соответствии со статьей 292 Гражданского кодекса РФ, в ситуации, когда ребенок не является собственником, а только проживает в квартире, но при этом у него есть опекуны (но это не родители, а например, бабушка, тетя), а родители, наоборот, в его жизни не присутствуют, то согласие органов опеки и попечительства необходимо. Также, как разъясняет Ольга Андреева, юрист ЗАО «Агентство недвижимости «Триумфальная Арка», такое согласие нужно, если ребенок вынужден по каким-то причинам отказаться от наследства.

Этот порядок действует, но еще недавно, до 2005 года (тогда были внесены серьезные поправки в жилищное и гражданское законодательство), согласие органов опеки и попечительства требовалось для любой сделки, где фигурировал несовершеннолетний, неважно, собственником он был или нанимателем.

Вот уже 8 лет, как государство несколько ослабило контроль и больше доверяет родителям. Но нужен ли этот контроль вообще? Конечно, большинство пап и мам – нормальные люди, которые желают своим детям только хорошего. Но есть и маргинальные граждане, способные обменять жилье на ящик водки. Ставить заслон данным товарищам в их устремлениях, конечно, необходимо. Правда, бывает, что государственные «опекуны» запрещают сделки и «нормальным» родителям, просто потому, что им кажется, что те поступают неправильно.

Вот два красноречивых примера, которые привели нам практики рынка недвижимости. Елена Бобкова, руководитель офиса «Зеленый проспект» компании «ИНКОМ-Недвижимость», рассказала о случае, когда органы опеки предотвратили «пьяную» сделку. Квартиру, где был прописан ребенок, собиралась продать мамаша, лишенная родительских прав. Однако родственница, опекавшая ребенка, была против. Ситуацию рассматривали чиновники из «опеки» и продажу не разрешили. Судя по всему, правильно сделали.

А вот другой случай, рассказанный Константином Барсуковым, заместителем генерального директора компании «Релайт-Недвижимость», наоборот, вгоняет в некоторый ступор. Цитируем: «Многодетная семья (семь человек, пять детей), жила в четырехкомнатной квартире в Южном Бутово. Родители решили переехать в ближайшее Подмосковье, так как хотели, чтобы у них и у каждого ребенка была отдельная комната. Причем жилье искали более дорогое, чем квартира. У семьи была доплата.

Мы подобрали для них двухэтажный таунхаус, с небольшим кусочком земли, на котором был разбит сад. Таунхаус находился в черте города Видное, совсем рядом с Москвой и с Южным Бутово. Дом был почти на 90 квадратных метров больше, чем квартира. Когда родители увидели его, они так радовались…

Но органы опеки не дали разрешение. Формально они придрались к тому, что стоимость дома по БТИ меньше, чем стоимость квартиры. Это было логично, так как таунхаус был построен лет на двадцать раньше, чем дом, в котором располагалась квартира. Тот факт, что по рыночной оценке, которую мы предоставили, таунхаус стоил намного дороже, органы опеки не стали учитывать. Мы общались почти два месяца, предоставляли кучу разных справок, что детям так будет лучше, общались с руководством. Все было безрезультатно. Судиться с ними было бессмысленно, так как пока бы мы выиграли суд, таунхаус был бы продан другому покупателю. В итоге семье пришлось остаться в квартире в Москве».

И, как добавляет наш эксперт, московские органы опеки вообще почему-то очень не любят одобрять переезды из Москвы в Подмосковье, им кажется, что детям без московской прописки будет хуже.

О том, насколько полезны органы опеки, выполняют ли они свою защитную функцию, «Журнал о недвижимости MetrInfo.Ru» поговорил с москвичами, то есть провел социологический опрос на данную тему.

Беседу с горожанами мы начали с наводящего вопроса: «Слышали ли вы о том, что в России существуют законы, защищающие права детей?».

Большинство опрошенных москвичей - 71% - ответили, что знают о существовании таких законов, и почти третья часть - 29% - заявили, что впервые об этом услышали.

Далее мы уже сосредоточились на проблемах недвижимости и спросили – слышали ли наши респонденты о том, что при сделке с квартирой, где собственником или одним из собственников является ребенок, необходимо получить разрешение органов опеки?

И здесь уже подавляющее большинство – 85% участников опроса - подтвердили, что знают об этом требовании. Но 14% респондентов все же признались, что впервые о нем слышат, а1% затруднился ответить.

Далее мы попросили респондентов подумать, чего больше приносит процедура обращения к «опекунам» - пользы или вреда?

Сложившаяся картина оказалась несколько неожиданной, так как больше половины - 57%респондентов - затруднились ответить на вопрос. Большинство представителей этой группы сообщили, что в жизни с данной ситуацией не сталкивались, поэтому и оценить ее ни положительно, ни отрицательно они не могут. Остальные участники заявили о том, что многое зависит от конкретной жилищной проблемы, а также от тогокакая семья идет на сделку, какие там родители и насколько они адекватно относятся к своим обязанностямТо есть решение должно приниматься с учетом индивидуальных особенностей данной сделки, а обобщения здесь не очень уместны – такова позиция «затруднившихся».

В то же время 28% респондентов считает, что участие в сделках с жильем органов опеки принесет больше пользы, чем вреда. Мотивация этой точки зрения следующая: родители не всегда бывают ответственными, а органы опеки отстаивают интересы детей.Кроме того, обращают на себя внимание комментарии людей, чье мнение оказалось очень схоже с мнением затруднившихся: каждый случай нужно рассматривать индивидуально, и если семья неблагополучная, то участие в сделке органов опеки просто необходимо.

Органы опеки больше вредят - заявили 15% респондентов и выдвинули свои аргументы. Первый - участие чиновников затягивает и усложняет сделку, и вообще - этолишняя канитель, второй – нет доверия к органам опеки.

В заключение опроса мы предложили участникам поделиться с нами соображениями, какие, на их взгляд, меры способны максимально защитить права ребенка при сделках с жильем.

Рекомендации мы получили следующие. Первая группа, собравшая 22% опрошенных, напоминает нам, что необходимо соблюдать законы, которые уже содержат вполне справедливые нормы.

21% считает, что детей в состоянии защитить собственные родители, правда, в том случае, если они приличные люди: «хорошие папа и мама лучше, чем закон»Обращаться к юристам и грамотно провести сделку рекомендуют 19% и 17% соответственно

8% отводят главную роль контролера сделок государству. Еще 7% участников видят смысл в оформлении наследства или дарственной. А 6% - надеются на контроль органов опеки и убеждают остальных в том, что «лучше комиссии органов опеки не придумаешь».

Получается, что большинство респондентов так или иначе апеллируют к строгому соблюдению законодательства – это и те 22%, что просто призывают выполнять закон, не конкретизируя свой тезис, и те 19% и 17%, что советуют подключать юристов и корректно проводить операции с жильем, и те 8%, что требуют контролировать сделки со стороны государства, и те 6%, что считают органы опеки лучшей защитой. 72% - более чем две трети аудитории -  по сути говорят о верховенстве закона, и с ними нельзя не согласиться.

 

Что же мы имеем в сухом остатке? Приятно, что большинство людей осведомлены о существовании нормативных актов, защищающих детей, и о том, что родителям детей-собственников недвижимости необходимо получить соответствующее разрешение. Это говорит о том, что люди ориентируются в законодательстве. Но отношение у людей к органам опеки неоднозначное, что тоже объяснимо. С одной стороны, в нашем обществе доверие к чиновникам вообще подорвано, с другой стороны, понятно, что на самотек ситуацию тоже пускать нельзя. Поэтому большинство опрошенных требуют соблюдать закон. Но ведь органы опеки как раз и должны выполнять контролирующую функцию – следить за тем, чтобы закон не нарушался. Если это будут не органы опеки, то, значит, это должен делать кто-то другой. Кто и как? Таким образом, люди подобрались к самой главной проблеме отношений между родителями и «опекунами», нащупали болевую точку, о которой и говорили выше эксперты.

Попробуем довести рассуждения участников исследования до логического конца. Чиновники из органов опеки, согласовывая сделку, должны учитывать все ее плюсы и минусы и принимать взвешенное решение. И не привязываться к формальным обстоятельствам, как это сделали государственные «опекуны» в случае с таунхаусом, описанном нашим экспертом Константином Барсуковым. Оценивать ситуацию требуется в целом. Ведь и ежу, как говорится, ясно, что в доме большой семье будет лучше, чем в квартире. И если мы еще раз взглянем на комментарии, данные участниками опроса, то увидим, что люди в ходе исследования много раз повторяли именно эту мысль: каждый семейный случай требует индивидуального и крайне внимательного подхода.

Данные журнал www.metrinfo.ru получил с помощью телефонного опроса, проведенного по репрезентативной выборке. Она позволяет отразить мнение населения сколь угодно большого города и выдержать соотношение по полу и возрасту респондентов в зависимости от численности населения в округах Москвы. В опросе участвовали жители города трудоспособного возраста.
 

 

 

 

 

 

 Июнь 24, 2013, 1:03 п.п.